звездица

Трапезные

«Размеры трапезной, ее значительный объем непосредственно обусловлены особенностями социальной жизни того времени. После падения в XV веке Новгородской боярской республики ее земли перешли к Московскому централизованному государству, крестьяне получили относительную свободу. Возникли благоприятные условия для земского самоуправления, активация которого приходится как раз на время строительства Челмужского храма — на рубеж XVI — XVII веков. В этот период роль общественных центров сел стали играть церковные трапезные. Здесь со всей округи собирался на сходки народ, для чего эти помещения рубили по возможности более вместительными. Трапезная Богоявленской церкви по площади превышала основное помещение, а вдоль стен ее были гостеприимно установлены широкие дощатые лавки на резных ножках-опорах» (Вахрамеева Т.И., Кургузова Е.Е. «Церковь Богоявления, 1577—1601 гг.», http://www.ticrk.ru/ru/regions/region_3534/sights/5812.html).

«Пространство, формируемое русскими православными храмами, было во многом обусловлено многофункциональностью этих сооружений, не исключение в этом отношении и деревянные храмы Сибири XVII—XVIII вв. Помимо своей прямой культовой функции все приходские и соборные церкви были местом межинформационно-личностных контактов населения, выполняли общественные культурно-обрядовые функции. В церквях хранились главные казачьи святыни: иконы, которые принес с собой отряд, войсковые знамена. Казаки Ермака принесли в Сибирь иконы св. Николая и Спаса, особенно почитаемых в казачьей среде как покровителей и защитников страны. В XVII в. сама церковная служба, храмовые престольные праздники, сопровождавшиеся выносом памятных реликвий, имели религиозное и эмоционально-зрелищное воздействие.
        Высокие подклеты церквей играли двоякую роль — увеличивали высоту здания, показывавшую устремленность к высшему, и выполняли хозяйственную функцию. Часто они служили местом хранения купеческих товаров, общей казны купцов, как это было в Мангазее. Томская церковь Троицы Живоначальной (1654 г.) имела подклет высотой в 2 сажени (около 4,2 м), под собственно церковью находился «анбар кладной» — хранилище, под трапезой — жилые отапливаемые помещения. Тобольский Софийский собор, сгоревший в 1643 г., имел хозяйственный подклет высотой около 4 м.
        В церковных зданиях горожане предъявляли свои коллективные челобитные воеводам, там же провозглашалось о важных государственных событиях. Церкви имели огромную общественную значимость, они были овеществленными символами веры. В силу своего высотного положения в поселениях, церкви, вокруг которых группировалась жилая застройка, часто становились градообразующими доминантами, формирующими площади, являвшимися местом проведения ярмарок, приуроченных к дню празднования памяти православного святого. Спасская церковь из Зашиверска имела высоту около 16 м, Софийский собор Тобольска — 20 м, Троицкая церковь Томска — свыше 43 м.
        Трапезные по своей сути являлись преемниками функций ветхозаветного двора, как места нахождения большого числа людей, одновременно исполнявшего роль общественного помещения, использовавшегося для сходов, объявления указов и т.п.
        Эпоха Возрождения открыла новую ступень в истории культуры, отступление религиозного мистицизма под воздействием светского миросозерцания, жизненной практики высвободило нравственные, политические, эстетические, художественные ценности. Начался процесс, который принято называть «обмирщением» искусства. К XIX в. религиозные ценности окончательно обособились, что выразилось в большей дифференциации зданий по функциональному назначению, например, лишению трапезных храмов функции общественных зданий, следствием чего было, в частности, уничтожение в структуре храмов самих трапезных и появлению специализированных зданий» (Майничева А.Ю. «Деревянные церкви Сибири XVII века: формы, символы, образы», http://zaimka.ru/culture/maynich8_p3.shtml).

«Надобно  приготовлять церковные вещи, святые иконы, и святые сосуды, и книги, и ризы, братию кормить, и поить, и одевать, и обувать, и удовлетворять иные всякие нужды, опекать и кормить нищих, и странников, и путешествующих. А расходуется каждый год по полтораста рублей деньгами, а иногда больше, да хлеба по три тысячи четвертей расходуется, потому что каждый день в трапезной едят иногда шестьсот, а иногда семьсот душ: сколько Бог пошлет, столько и расходуется» (Н.И. Гузарова и В.Н. Гузаров «Традиционное общество России IX—XVII вв. Учебное пособие»).