аф

Еще шаг

Небо взорвалось тысячами искр, словно гигантский фейерверк. Звезды разлетелись по своим местам и застыли. Под ногами шуршат листья. Темно, и от этого исколотый небосвод звучит еще пронзительней.

Идешь в темноте не спеша, шаг, другой, третий... Раскинутое небо — раскинуто над всей историей человечества. И из века в век принимает в себя, и радости, и печали. Впитывает, как губка, слезы миллиардов живых душ, готовых выплакать себя полностью, абсолютно, чтобы только исчезнуть с этой невыносимой земли.

Ну, вот, сейчас опрокинется…

Все так же шуршат листья под ногами, приходится вглядываться вперед — дорога не просматривается.

Всему наступает предел, есть предел и бесконечному небу. Оно заканчивается, когда самое большое, что может быть на свете — самая большая любовь, умеющая прощать самые непростительные вещи, становится ненужной. И в этот момент двадцать четыре старца падают как подкошенные пред престолом Бога. И никто не может больше ничего сказать, потому что нет таких слов. И только Бог говорит за них. Говорит кровью мучеников, говорит страданиями безвинных, говорит растерзанными телами бойцов Донбаса.

Зябко, по спине мурашки, укутываешься в плащ, словно пытаешься спрятаться от всей истории, которая тебя уже окружила. И выхода нет. Переполненное болью небо над твоей головой уже почти устремилось, почти обрушилось. Еще шаг, еще шаг, вот-вот накроет…

Гул мироздания накатывает волнами. Сейчас рванет, закричит криком: «Доколе, Владыка Святый и Истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу?»

Что делать, остановиться? Господи, ну, почему я? И еще шаг…
 
Tags:

Comments have been disabled for this post.