аф

Как прекрасен Бог,

как необыкновенны Его ножки, как ждет мир Его пробуждения! Всё живое спит и ждет восхода. Птицы просыпаются и щебечут, купаясь в лучах восходящего солнца. Звери лесные пробуждаются, вдыхают утреннюю росу, поднимают головы и приветствуют Дарующего Жизнь. Распускаются цветы и тянутся-тянутся ввысь, подхватываемые розовым светом восходящей звезды. Еще немного и спадет морок. Спадет со всех, и с тех кто заморочен, и с тех, кто морочил… Заплачет сеятель о том, что сеял, захочет изменить свою подлую жизнь. Достанет свои планы и они выпадут из его рук. И осядет он на пол и проклянёт свою подлую жизнь. Осядет и заплачет. И протянет ручки к ножкам Бога. О, мой Бог, мой Бог! Как же Ты прекрасен!

Заплачут, потерявшие веру, заплачут о том, что сдались, что сошли с дистанции, не сдюжили, сломались, сказали Богу: «Ты глух, ты отвернулся!»

Вздрогнет мир, вздрогнет, сотрясаясь мелкой дрожью. Попытается сдержаться, отвернуться, спрятаться, убежать. Сделать вид, что этого не может быть. Но не сможет, не хватит сил. Пробежит первая слеза по окаменевшему лицу. И осядет на пол, заливаемый слезами, содрогаясь безмолвно. Боже, Боже, как же Ты прекрасен!

Тает снег, оттаивают сердца, тикают стрелки, сто лет одиночества, сто лет, как же это долго, как долго!… Небо качнулось слегка, чуть дрогнуло и… не выдержало. Заплакало всё мироздание, вся вселенная отвернулась, стыдясь и пряча слезы. Ибо нет больше такой силы, чтобы сдержать эти слезы.